Симоненко В.Б. д.м.н., Член-корреспондент РАН, генерал-майор медицинской службы.
Абашин В.Г., д.м.н. профессор, полковник медицинской службы запаса.
Серговенцев А.А. к.м.н. полковник медицинской службы.
Александров А.С., д.м.н. доцент, полковник медицинской службы запаса.

Центральный военный клинический госпиталь имени П.В. Мандрыка Министерства Обороны Российской Федерации. 107014. Москва. Россия.

 

Госпитальное судно - специальное или переоборудованное судно, предназначенное для перевозки раненых и оказания им необходимой медицинской помощи.

Деятельность госпитальных судов определяется Гаагскими конвенциями 1899 и 1907 гг., определяющими к ним следующие требования:

• Судно должно быть ясно обозначено как госпитальное судно;

• Судно должно предоставить медицинскую помощь представителям любой нации;

• Судно не должно использоваться в военных целях;

• Суда не должны вмешиваться в боевые действия или препятствовать вражеским боевым судам.

Воюющие стороны, в соответствии с Гаагским Соглашением, могут обыскать любое госпитальное судно на предмет нарушения вышеупомянутых условий. В случае нарушения хотя бы одного из этих требований, судно автоматически становилось вражеским и могло быть уничтожено на законных основаниях. Однако, преднамеренная атака и уничтожение госпитального судна, отвечающего всем требованиям, считалось военным преступлением.

«Военно-госпитальными судами», согласно Конвенции, именовались суда, зачисленные в разряд госпитальных по ст. 1 Конвенции, т.е. суда, построенные или приспособленные государствами.

Суда, снаряженные в целом или в частях на средства частных лиц или общественными организациями (напр., РОКК) по ст. 2 Конвенции именовались просто «госпитальными».

Чтобы госпитальное судно было легко распознать в море, его окрашивали в международные цвета: горчичного цвета трубы, полностью белый корпус. И «военно-госпитальные» и «госпитальные» суда должны были нести белый флаг с Красным Крестом (обычно 2 таких флага: на грот и фок-мачтах, кроме того, знаки Красного Креста были и на трубах). Имелись и отличия: военно-госпитальные суда имели зеленую горизонтальную полосу, а госпитальные – красную, на белом фоне.

Трагедия многих госпитальных судов, атакованных в море, состояла в нежелании противника видеть эти специальные опознавательные знаки.

В период Первой мировой войны в ведении Морского ведомства (на 01.01.1916 г.) находилось 139 судовых лазаретов (на 1378 коек) и 3 госпитальных судна (на 520 коек).

В течение 1916 г. число госпитальных судов было увеличено. На всех флотах насчитывалось 9 госпитальных судов с общим количеством коек 1260.

В начале Первой мировой войны перевозку раненых в госпитали Одессы и Севастополя с территории турецкого Лазистана выполняло госпитальное судно «Португалия» («Портюгаль», «Португаль»).

Товаро-пассажирский пароход «Портюгаль» был построен на верфи французского порта Ла-Сьота и спущен на воду 25.07.1886 г. Судно имело 140,2 м в длину и 14 м в ширину. До 1914 г. пароход совершал рейсы между Марселем и Одессой.

Товаро-пассажирский пароход «Портюгаль»

С началом Первой мировой войны, воевавшие на стороне Германии турки перекрыли Босфор, и «Портюгаль» со всей своей французской командой и капитаном Леоном Дюва (Дива) остались в Черном море. 29.10.1914 г., находясь в порту Одессы, «Портюгаль» подверглась бомбардировке турецкими военными судами. В результате атаки погибли два члена экипажа, а корабль получил пять пробоин. После этого инцидента французские власти реквизировали судно и передали его в распоряжение Российской империи.

Решением морского министерства России на корабле был создан плавучий госпиталь Красного Креста, были оборудованы палаты, рассчитанные на 500 человек, перевязочные, операционные. Судно получило статус «госпитального». В свой первый рейс оно вышло 27 (14) февраля 1916 г. Всего ГС «Портюгаль» совершило пять рейсов, во время которых оно забирало раненых с Севера Турции из городов Арташена, порта Ризе, Фахтии, Тирибона, Офы. За один рейс ГС могло перевезти до 1000 человек.

Экипаж судна «Портюгаль» («Португаль», «Португалия», «Транспорт № 51») состоял из 141 моряка, русских и французов [1, 2].

Командный и обеспечивающий состав корабля (максимально найденные данные):

Военный комендант судна старший лейтенант Тихменев;

Капитан корабля Леон Дюва;

Старший помощник Иван Иванович Бергманис;

Первый офицер Жеромини Жан Батист;

Помощник капитана Баутц (Бауц);

Механик судна (помощник механика) Немченко;

Радиотелеграфист Жеоретти (Жоржетти) Маус;

Матрос Паолини;  

Госпитальное судно «Португаль» 

Медицинский персонал госпиталя был русским: уполномоченный, фармацевт, заведующий хозяйством, три врача, 20 сестёр милосердия, 73 санитара и две горничные [1, 2, 3, 4].

Медицинский состав плавучего госпиталя (максимально найденные данные):

Уполномоченный Российского Общества Красного Креста граф Татищев Леонид Леонидович;

Старшим врачом был назначен Воеводин Николай Александрович – врач Одесского госпиталя, 1887 г.р. Звание лекаря получил в 1912 г. До этого работал земским врачом в с. Лоховка, Верхнеднепровского уезда;

Врач Алексей Иванович Панкрышев, 1887 г.р. Звание лекаря получил в 1911 г. Сельский врач с. Урлун, Верхнеудинского уезда, Забайкальского края. На ГС он возглавлял перевязочную команду;

Врач Кондрашев (инициалы неизвестны);

Результаты исследования: Наиболее вероятно, врачом на ГС был Кондрашев Николай Иванович.

В 1914 г. в России работали 3 врача с фамилией Кондрашев: Владимир Дмитриевич, 1875 г.р., Николай Николаевич, 1883 г.р., звание лекаря получил в 1910 г., земский врач и Петр Алексеевич, 1852 г.р.

В 1924 г. в РСФСР работали Кондрашев Николай Иванович, 1889 г.р., звание лекаря получил в 1915 г. Военный врач, Украинская Республика и Кондрашев Николай Николаевич, 1883 г.р., звание лекаря получил в 1910 г., участковый врач с. Еласы [3, 4].

Однако, возможно, что произошло «смешение» фамилий «Панкрышев» и «Кондрашев». В газете «Южное слово» за 20 марта 1916 г. в числе погибших указан врач ГС Алексей Иванович Панкрышев. Однако, некоторые документы говорят о гибели «врача перевязочного отряда Кондрашева» [9, 10, 11].

Фармацевт Александр Леонидович Рытвинский;

Завхоз Левицкий.

Сестер милосердия для работы на госпитальном судне «Португаль» направили несколько Общин.

Из Петроградской Святого Георгия Общины старшей сестрой госпиталя была назначена Баронесса Мейендорф Анна Федоровна.

Анна Федоровна Мейендорф. 4 апреля 1904 г. вместе с отрядом сестер общины Св. Георгия отправилась на Дальний Восток. Почти 2 года она работала в лазарете и 34-м военном подвижном госпитале. Когда госпиталь прекратил свое существование, сестра Анна продолжала службу на санитарном поезде, принявшем во Владивостоке с госпитального судна «Монголия» первый транспорт возвращавшихся из японского плена. С ним Анна Федоровна 31 декабря возвратилась в Петербург.

С началом Первой мировой войны, с 5.08.1914 г. была направлена в военно-санитарный поезд № 102.

Из Екатеринославской Екатерининской Общины тремя группами прибыли 12 сестер:

24.04.1915 г. - Сестры милосердия военного времени Борзенко Вера Алексеевна, Ольховская Прасковья Ивановна, Пошевайло Надежда Федоровна, Ющук Евлампия Ивановна и Настоятельница Общины Петрова Юлия Михайловна.

17.05.1915 г. - Сестры милосердия военного времени Ненадкевич Наталия Адамовна и Чигорко Мария Ильинична.

28.06.1915 г. - Сестры милосердия военного времени Авчинникова Екатерина Васильевна, Авчинникова София Васильевна, Бурякова Зинаида Дмитриевна, Самойлова Дарья Михайловна и штатная сестра милосердия Парсенюк Евгения Андреева.

Сестры милосердия Екатеринославской Екатерининской Общины:

Воронова Елена Николаевна (направлена из лазарета Красного Креста Екатеринославского Дворянства); Воронцова Полина Константиновна (направлена из лазарета Красного Креста Екатеринославского Дворянства); Самойлова Пелагея Михайловна (направлена из 155-го сводного эвакогоспиталя); Банковская Ольга Алексеевна (направлена из 156-го сводного эвакогоспиталя); Плахотникова Нина Александровна (направлена из 156-го сводного эвакогоспиталя); Шатунова Зинаида; Юргенсон Марта.

Из Петроградской Общины им. генерал-адъютанта М.П. фон-Кауфмана (Кауфманской) прибыла Графиня Татищева Евдокия Васильевна.

Поэтесса, известная под псевдонимом Е. Минеева В СПб. было издано несколько сборников ее стихотворений: «Элегии» (1907); «Стихотворения» (1910); «Сборник стихотворений» (1912); «Четвертый сборник стихотворений» (1914); «Голубая спаленка:Стихотворения» (1922) – Минеева-Татищева Е.В. Стихи, М. вошли в сб. «Современные русские лирики. 1907-1912» СПб.,1913.

Сестры милосердия: Александрова Татьяна Сергеевна; Андроникова Анета (Анна), Княжна, сестра милосердия из тифлисской Надеждинской общины; Арнсгофен Валентина Владимировна, Баронесса (ур. Романенко); Василиу Екатерина Дмитриевна; Кротова Мария Степановна; Коренко Анна Ивановна; Минаева Анна Васильевна; Медзыховская Генриета Юлиановна; Обольсина Антонина Ивановна; Селяева Елена Владиславовна; Тихменева Аделаида Адамовна, заведовала бельевым отделом; Озерская; Санотова П.; Свищева Ольга; Синякова; Солтан Надежда; Флегинская; Зинкевич; Лихтанская К. [5].

Архивные данные о сестрах милосердия [5]:

Екатеринославская Екатерининская Община.

Борзенко Вера Алексеевна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 151. Послужной список: 24.04.1915 г. - направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Ольховская Прасковья Ивановна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 98. Послужной список: 01.01.1915 г. – в 102-й сводный Эвакуационный госпиталь; 18.04.1915 г. - откомандирована в Общину; 24.04.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Петрова Юлия Михайловна. Настоятельница общины. Расчетная книжка № 149. Послужной список: 25.08.1914 г. – в Екатеринославском Центральном госпитале Красного Креста; 24.04.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Пошевайло Надежда Федоровна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 97. Послужной список: 01.01.1915 г. - в 102-й сводный Эвакуационный госпиталь; 18.03.1915 г. - откомандирована в Общину; 24.04.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Ющук Евлампия Ивановна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 150. Послужной список: 24.04.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Ненадкевич Наталия Адамовна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 163. Послужной список: 1914 г. - в лазарете Красного Креста Екатеринославского Дворянства; 17.05.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Чигорко Мария Ильинична. Старшая сестра милосердия, запасная. Расчетная книжка № 67. Послужной список: 18.08.1914 г. – в госпиталь общины Красного Креста; 7.04.1915 г. - откомандирована в Общину; 17.05.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Авчинникова Екатерина Васильевна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 86. Послужной список: 29.11.1914 г. - направлена в госпиталь общины Красного Креста; 07.04.1915 г. - откомандирована в Общину; 28.06.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Авчинникова София Васильевна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 87. Послужной список: 29.11.1914 г. - направлена в госпиталь общины Красного Креста; 07.04.1915 г. - откомандирована в Общину; 28.06.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Парсенюк Евгения Андреева. Штатная сестра милосердия. Расчетная книжка № 62. Послужной список: 18.08.1914 г. – в госпиталь общины Красного Креста; 07.04.1915 г. - откомандирована в Общину; 28.06.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Бурякова Зинаида Дмитриевна. Сестра милосердия военного времени. Послужной список: 28.06.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Самойлова Дарья Михайловна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 174. Послужной список: 28.06.1915 г. – направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Воронова Елена Николаевна. Сестра милосердия военного времени. Послужной список: 1915 г. в лазарет Красного Креста Екатеринославского Дворянства. Направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Самойлова Пелагея Михайловна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 191. Послужной список: 21.06.1915 г. - в 155 сводный эвакогоспиталь. Направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Банковская Ольга Алексеевна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 176. Послужной список: 01.07.1915 г. - в 156 сводный эвакогоспиталь. Направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».

Плахотникова Нина Александровна. Сестра милосердия военного времени. Расчетная книжка № 180. Послужной список: 01.07.1915 г. - в 156 сводный эвакогоспиталь. Направлена в плавучий госпиталь Красного Креста «Португаль».  

Журнал «Нива», 1916 г. 

Госпитальное судно «Портюгаль» в свой последний рейс вышло из Батума в Оф для «принятия сосредоточенных там с позиций около 200 раненых».

Около турецкого порта Ризе 30.03.1916 г. ГС «Португалия» было атаковано и потоплено немецкой подводной лодкой U-33. Командир лодки U-33 капитан-лейтенант Конрад Ганссер, видя перед собой госпитальное судно с эмблемами Красного Креста, тем не менее, вышел в атаку. Одна из выпущенных торпед прошла мимо. Вторая, попав в машинное отделение, разорвала судно пополам. «Португалия» затонула за несколько минут.  

 

Грузинская Княжна Анета Андроникова 

 

Старший лейтенант Михаил Михайлович Домерщиков  

Спасением людей с тонущего судна руководил начальник десантной базы порта Ризе старший лейтенант Михаил Михайлович Домерщиков . Оказавшись рядом с терпящим бедствие кораблем на тральщике, он успел вовремя спустить аварийные плотики, самоотверженно и правильно руководил спасением команды и медицинских работников. За спасение людей он был награжден золотым Георгиевским оружием, саблей с надписью «За храбрость» и знаком Красного Креста за спасение погибавших на море.

Михаил Михайлович Домерщиков (1882-1942) – офицер Российского Императорского Флота, участник Цусимского сражения. В 1915 г. незаслуженно разжалован в матросы, отправлен на фронт Первой мировой войны, служил в Конном подрывном отряде Кавказской Туземной конной дивизии, награждён полным бантом солдатского Георгиевского Креста, восстановлен в офицерском чине с повышением звания. После Октябрьской революции служил в Морском Генеральном Штабе, заместителем начальника Морского транспорта Народного комиссариата путей сообщения, командиром парохода «Рошаль», консультантом и переводчиком в ЭПРОНе. Умер Михаил Михайлович Домерщиков 14 марта 1942 г. в Ленинграде во время блокады, от голода. 

В спасении людей участвовали и оказавшиеся поблизости русские эскадренные миноносцы «Жаркий» и «Сметливый» [1, 2, 6, 7, 8].

На открытке, отпечатанной в одесской типографии «Вестника виноделия», был изображен плавучий госпиталь «Португалъ». Типографский текст сообщал: «Госпитальное судно Российского Общества Красного Креста, предательски потопленное вражеской подводной лодкой 17 марта 1916 года в Черном море вблизи турецкого города Офа. Жертвами этого злодейского поступка оказались 105 человек, из них тринадцать сестер милосердия, 24 человека медицинского персонала, 50 человек команды русских и 18 человек французской команды. Из всего состава 273 человека спаслось 168» [7, 8].  

 

Графиня Татищева Е.В. 

 

Фармацевт Рытвинский А.Л. 

 

 

При атаке на Госпитальное судно погибли:

Уполномоченный Российского Общества Красного Креста граф Татищев Л.Л.; Баронесса Мейендорф А.Ф.; Тихменева А.А.; Баронесса Арнсгофен В.В., (ур. Романенко); Александрова Т.С.; Княжна Андроникова А., Василиу; Авчинникова (София Васильевна); Воронова Е.Н.; Минаева А.В.; Селяева Е.В.; Медзыховская Г.Ю.; Обольсина А.И.; Лихтанская К. (Лихтановская); Завхоз Левицкий (Ловицкий); Рытвинский А.Л.; Флегинская; Озерская; Тинякова; Сиделка Юдкевич; Крушевская Ирина; Ющук О.

Помощник капитана Баутц (Бауц); Первый офицер Жеромини Жан Батист; Механик судна Немченко.

20 человек нижних чинов русской военной команды;

19 санитаров;

19 французских моряков [9, 10].  

«Памяти баронессы А.Ф. Мейендорф.

Вчера в клинической церкви Михаила архангела, что на Девичьем Поле, было совершено заупокойное богослужение по погибшей на госпитальном судне «Портюгаль» старшей сестре милосердия баронессе Анне Федоровне Мейендорф. При богослужении присутствовали: сестра покойной баронесса А.Ф. Мейендорф, двоюродные сестры покойной графиня М.Н. Толстая и М.В. Богданова, графиня О.Д. Милютина, член Государственно Совета граф Д.А. Олсуфьев и другие почитатели памяти покойной».

«Умирать стоит только спасая других. Иначе обидно…» (А.Ф. Мейендорф)

Многие сестры были награждены Георгиевской медалью 4 степени с формулировкой: «Во время гибели судна сохранила присутствие духа, достойно держала себя, а будучи извлеченной из воды, несмотря на ушибы и потрясение, по мере сил своих, оказывала помощь более пострадавшим»:

Авчинникова Екатерина Васильевна № 862281; Самойлова Пелагея № 862282; Банковская Ольга №862283; Плахотникова Нина № 862284; Шатунова Зинаида № 862285; Юргенсон Марта № 862286; Свищева Ольга № 862287; Графиня Татищева Евдокия Васильевна № 862288; Зинкевич; Санотова П. [9, 10].

Телеграмма Государя Императора.

Управление Верховного начальника санитарной и эвакуационной части препроводило в управление «Красного Креста» копию нижеследующией телеграммы Его Императорского Величества Государя Императора:

«Глубоко возмущен. Немедленно обнародовать повсюду о гибели госпитального судна «Портюгаль». НИКОЛАЙ».  

Потопление Госпитального судна вызвало возмущение во многих странах. Однако, наказания командир U-33 за него не понес. После этого случая немецкие подводники перестали обращать внимания на госпитальные суда и мирные транспорты. Они их просто топили….

Следующей добычей немецких подводников стало госпитальное судно «Вперед».

Сразу после потопления «Португалии» было принято решение оборудовать взамен него 2 новых госпитальных судна на Черном море.

Одним из них было госпитальное судно «Вперед» («транспорт № 120»). Бывший французский товарно-пассажирский пароход постройки 1898 г. в 1915 г. был получен от правительства Франции и зачислен в состав ЧФ. В течение нескольких месяцев Российским обществом Красного Креста пароход был переоборудован и приказом по Флоту и Морскому ведомству от 16.06.1916 г. зачислен в разряд госпитальных судов на Черном море.

Несколько ранее, приказом № 381 Командующего транспортной флотилией Черного моря от 19.04.1916 г. комендант транспорта № 97 отставной контр-адмирал Вильгельмс Альфред Карлович (19.12.1854-25.06.1916) был назначен комендантом транспорта № 120 [1, 2, 8].

В конце апреля 1916 г. МИД уведомил все неприятельские правительства, о зачислении новых плавучих госпиталей РОКК «Вперед» и «Атене» в разряд госпитальных судов. Капитаном госпитального судна «Вперед» был назначен Петров, а начальником госпиталя врач Невтонов. Сестры милосердия - Успенская, Вебер, княжна Эристова, Оганезова и другие.

25.06.1916 г. (с.с.) в Черном море ГС «Вперед» было атаковано германской подводной лодкой U-38. Командир ПЛ Капитан 3 ранга Макс Валентайнер (Валентинер) повторил «подвиг» Ганссера, двумя торпедами расстреляв безоружное госпитальное судно, которое затонуло в 32 милях от Батума ранним утром, в устье реки Хопа.

Контр-адмирал Вильгельмс Альфред Карлович (19.12.1854-25.06.1916).

Гардемарин 31.03.1874, мичман 30.08.1875, лейтенант «за отличие» 18.07.1879, содержание капитан-лейтенанта по цензу 10.08.1887, командир шхуны «Зоркая» 27.03.1888–1890, капитан 2 ранга 01.04.1890, командир канонерской лодки «Гроза» 30.03.1891–1892, старший офицер крейсера 2 ранга «Вестник» 01.01.1892–1893, старший офицер крейсера 1 ранга "ВЛАДИМИР МОНОМАХ" 01.01.1893 – 1895 командир крейсера 2 ранга "ОПРИЧНИК" 11.09.1895–1897 командир мор. кан. лодки "ГИЛЯК" 13.04.1897–1898 командир брон. бер. обороны "ВЕЩУН" 09.12.1898–1899 командир парохода "ГЕОК-ТЕПЕ" 21.09.1899–1901 капитан 1 ранга 06.12.1901 командир брон. бер. обороны "КРЕМЛЬ" 09.09.1902–1903 командир Ревельского флотского полуэкипажа 08.09.1903–1906 Контр-Адмирал "с увольнением от службы" 24.04.1906. 

Госпитальное судно «Вперед» (транспорт № 120) 

Как и в случае с «Портюгалем», немцы заявили, что цель не несла отличительных знаков Красного Креста, что больше похоже на попытку уйти от ответственности .

Главноуполномоченным РОКК при Кавказской армии камергером Голубевым Л.В. в адрес Главного управления Красного Креста было отправлено сообщение: «25 июня в 9 час 35 мин утра выпущенной с неприятельской подводной лодки миной со значительного расстояния потоплено госпитальное судно Красного Креста «Вперед» в 32 милях от Батума, против Вице, в двух с половиной милях от берега. Госпитальное судно «Вперед» шло в Трапезунд, имея на борту 67 человек медицинского и санитарного персонала и экипажа, из коих спасено 60».

Вот некоторые фамилии команды судна, найденные в списках погибших и раненых.

Погибли: Комендант ГС, контр-адмирал в отставке Вильгельмс 1-й Альфред Карлович; кочегары Иван Тимофеевич Миронов, Захар Иванович Малания; матросы Панас Иванович Сердюков, Иона Дмитриевич Марочка и Василий Семенович Галушкин; унтер-офицер Михаил Степанович Щепкин; санитар-доброволец Франц Домбровский.

Были ранены: матросы Михаил Щепкин, Иосиф Огородников, Карп Запарожцев и санитар Темников [1, 2, 8, 11].

После окончания войны командиры подводных лодок U-33 капитан-лейтенант Конрад Ганссер и U-38 капитан 3 ранга Макс Валентайнер были объявлены военными преступниками. Однако, это было сделано не за атаки и потопление русских судов под флагом Красного Креста, а за нападения без предупреждения на ряд британских транспортных пароходов.

 

Источники

1. wap.kortic.borda.ru/?1-17-90-00000022-000-60-0.

2. smolbattle.ru › Другие периоды › Первая Мировая война

3. Российский медицинский список на 1901 г., изданный Медицинским Департаментом Министерства Внутренних Дел на 1901 год. Санкт-Петербург, 1901. 617 стр.

4. Российский медицинский список, изданный Управлением Главного Врачебного Инспектора Министерства Внутренних Дел на 1916 год. Петроград. Типография Министерства Внутренних Дел. 1916.

5. Список сестер милосердия Российского Общества Красного Креста назначенных для ухода за ранеными и больными воинами в лечебные учреждения Красного Креста, Военного ведомства, общественных организаций и частных лиц. Петроград. Государственная Типография. 1915.

6. Хечинов Х. «Война и милосердие. Страницы истории Отечества», М., «Открытое Решение», 2009, с. 116-122.

7. Журнал «Нива» 1916 г. №14, стр. 255-256.

8. Журнал «Морской врач» № 8 за 1916 г - «Потопление госпитального судна «Вперед», стр. 410-422.

9. РГА ВМФ ф. 609, оп. 3, д. 360. Потери Черноморского флота 1916 года.

10. РГА ВМФ ф. 417, оп. 4, д. 6444.

11. Григорьев А.И. Книга памяти. Черноморский Флот в Великой войне 1914-1918 годов. ООО МИД. – 2014., 414 с.

В сокращенном виде статья напечатана в Научно-практическом рецензируемом журнале «Морская медицина». Том 2. 2016, №2, с. 81-87.  

 

Приложение 1.

Контр-адмирал М.М. Римский-Корсаков, Копенгаген.

Потопление госпитального судна «Португаль»

В апрельском номере (1931 г.) «Морского Журнала» отмечена статья кап. 2 ранга Лукина «У Батумских берегов», напечатанная в номере от 27 марта газеты «Последние Новости» и сказано, что «Португаль», как выясняется из статьи, «была потоплена немецкой подводной лодкой вполне обоснованно».

Ввиду того, что всё изложенное в этой статье о потоплении госпитального судна «Португаль» не верно, я, как бывший начальник Батумского отряда судов Черноморского флота, к коему было причислено и госпитальное судно «Португаль», для выяснения истины в этом принципиальном вопросе, прошу поместить нижеприводимую статью. Я прошу об этом потому, что, по моему мнению, принципиальный вопрос: обосновано или не обосновано было потопление противником нашего госпитального судна, не может быть разрешён на страницах русского морского журнала только несколькими словами; это должно быть сделано обстоятельным и исчерпывающим образом.

Версия: «Португаль» был потоплен неприятельской подводной лодкой потому, что он буксировал к нашим передовым позициям баржу, нагруженную орудиями», есть грубая ложь. Эта ложь была пущена нашим противником, чтобы как-нибудь оправдать потопление госпитального судна, и упорно и настойчиво им распространялась. Русский морской офицер повторил эту ложную версию неприятеля (очевидцем событий он сам не был) на столбцах русской газеты и тем самым как бы покрыл её русским флагом. Вот почему это необходимо опровергнуть и именно на страницах русского морского журнала.

В действительности дело произошло так.

1) Госпитальное судно «Португаль» плавало под французским флагом, с французской командой, было причислено к Батумскому отряду судов Черноморского флота и подчинялось начальнику сего отряда судов (в морском отношении). Оно было потоплено неприятельской подводной лодкой в марте 1916 г. у берегов Лазистана, несколько к западу от меридиана г. Ризе, утром, в тихую и ясную погоду. Командовал в это время Батумским отрядом судов не Д.В. Ден, как говорит автор статьи «У Батумских берегов», а я, М.М. Римский-Корсаков, заменив Д.В. Дена в должности начальника отряда судов в июле 1915 г.

2) Госпитальное судно «Португаль» состояло при Батумском отряде судов для эвакуации раненых с Приморского фронта в Батум. Приморский отряд Кавказской армии, оперировавший вдоль берегов, базировался на Батум, но сухопутного сообщения с Батумом не имел и его связь с базой поддерживалась исключительно по морю - коммуникационная линия шла в Батум вдоль побережья. По этой коммуникационной линии подвозилось для Приморского фронта всё боевое снабжение, снаряжение, продовольствие и пополнение людьми. Обслуживалась эта линия транспортами Батумского отряда. По этой же коммуникационной линии производилась и эвакуация раненых с фронта госпитальным судном «Португаль».

Для этого, в зависимости от расположения наших перевязочных пунктов, «Португаль» подходил к берегу открытого моря (ни портов, ни сколько-нибудь укрытых рейдов на этом побережьи нет) и принимал раненых с берега. Таким образом «Португаль» совершил благополучно несколько рейсов и доставил в Батум в общей сложности, вероятно, несколько сот наших раненых.

Перевозка раненых с берега на госпитальное судно производилась судовыми шлюпками «Португаля», происходила очень медленно и была мучительна для раненых, т.к. судовые шлюпки были совершенно неприспособлены для такой специальной цели и вообще были неудобны для приставания к мелководному берегу открытого моря. Поэтому было решено придать «Португалю» два десантных бота специально для перевозки раненых с берега на судно, т.к. боты эти были приспособлены для приставания к мелководному берегу открытого моря.

Помню, что распоряжение об этом последовало из Севастополя в ответ на мою просьбу прислать для «Португаля» паровой катер. (Комментарии М.М. Римского-Корсакова).

Боты эти были довольно громоздкие и «Португаль» не мог их поднять к себе на палубу судовыми стрелами и кранами, а потому, уходя из Батума в свой роковой последний рейс, пользуясь благоприятной погодой, взял их на буксир. Вот это и было то, что по ложной версии называется «баржа с орудиями». Затем эта версия даёт совершенно фантастический рассказ о последующих событиях, который можно назвать так: «о достойном поведении подводной лодки и о недостойном поведении госпитального судна».

Ложная версия гласит: заметив «Португаль», подводная лодка всплывает, открывается горловина, вылезает командир лодки и долго, внимательно осматривает в бинокль «Португаль» и буксируемую им баржу. «Несомненно поняв, что именно буксирует госпитальное судно», командир лодки пошёл на сближение, - «вероятно, желал приказать «Португалю» обрубить буксир, чтобы затем без малейшего риска для госпитального судна взорвать баржу» на которой находились, конечно, не одни только орудия, прикрытые брезентами, но и снаряды к ним... Но этого не выдержал какой-то военный доктор!, на «Португале» и стал стрелять из своего револьвера в подводную лодку. В ответ на это лодка погрузилась и выпустила в «Португаль» мину. «Через пять минут «Португаль» и баржа взлетели на воздух».

Таким образом, эта ложная версия определённо устанавливает, что подводная лодка выпустила в «Португаль» мину в ответ на огонь, открытый по лодке с «Португаль» из докторского револьвера...

С какого же расстояния доктор с «Португаля» стрелял из револьвера в подводную лодку? И с какого же расстояния в ответ на это лодка выпустила мину в «Португаль»? Мина Уайтхеда противопоставляется револьверной пуле... (Комментарии М.М. Римского-Корсакова). 

Чтобы придать хоть некоторую долю правдоподобности всей этой фантастической истории, ложной версии пришлось возвести небылицу на мертвого, на покойного генерала Ляхова... Это он, генерал Ляхов, «приказал «Португалю» взять на буксир баржу с орудиями. Местное морское командование запротестовало», «но генерал... настоял на своём». Всё это совершенно неверно от начала до конца. Всё это такая фантастическая и нелепая выдумка (придуманная, повторяю, нашими противниками), что об этом не стоило бы и говорить, если бы её не повторила русская газета.

В действительности подводная лодка, обнаружив «Португаль» с «баржей», не всплывала (до выпуска мины); с «Португаля» подводной лодки не видали, как не видали и перископа, хотя, конечно, внимательно следили за поверхностью моря; с «Португаля» увидали только след быстро приближавшейся мины Уайтхеда (погода была тихая и море было гладкое), когда увернуться от неё было уже невозможно. Очевидно, мина была выпущена с порядочной дистанции и по верному прицелу.

Категорически заявляю:

1) «Португаль» буксировал боты для перевозки раненых с берега на судно, а не «баржу» с орудиями.

2) Никаких орудий, снарядов или какого либо военного снаряжения - военной контрабанды - ни на ботах, ни на самом «Португале» не было.

3) Я никогда не получал от генерала Ляхова приказания использовать «Португаль» для перевозки военной контрабанды. (Генерал Ляхов вообще никогда не вмешивался в мои распоряжения по командованию отрядом судов).

Да и не было никакого смысла отправлять военное снаряжение и снабжение для Приморского фронта на госпитальном судне, ибо работа эта превосходно выполнялась многочисленными транспортами Батумского отряда судов, специально для того и состоявших в отряде. За всё время существования этого отряда (почти 1,5 года) ни один транспорт отряда не был не только потоплен неприятельской подводной лодкой на коммуникационной линии Приморского фронта (у побережья Лазистана), но даже ни один не был атакован неприятельской подводной лодкой. Ни один!

Объясняю это следующими причинами:

1) Удовлетворительная охрана коммуникационной линии военными судами отряда.

2) Соблюдение некоторых предосторожностей при плавании транспортов.

3) Прекрасная работа личного состава транспортов.

4) Сравнительно редкое появление неприятельских подводных лодок в этом районе Черного моря.

Пользуюсь настоящим случаем, чтобы отметить превосходную работу личного состава транспортов и воздать ему за неё должное. Это были мобилизованные моряки нашего торгового флота - они работали превосходно.

За всё время существования Батумского отряда судов (около 1,5 лет) у берегов Лазистана было потоплено неприятельскими подводными лодками два судна: 1) госпитальное судно «Португаль» (март 1916 г.) и 2) госпитальное судно «Впередъ» (апрель 1916 г.) , заменившее «Португаль» после его потопления и вскоре разделившее его участь.

Батумский отряд судов был расформирован в апреле 1916 г. и затем была создана иная организация морского командования в восточной части Черного моря. (Комментарии М.М. Римского-Корсакова).

«Наиболее вероятно, что М.М. Римский-Косаков неточно указал месяц гибели ГС «Вперед». Все данные: дата гибели контр-адмирала в отставке Вильгельмса Альфреда Карловича (19.12.1854-25.06.1916) и телеграмма Главноуполномоченного РОКК при Кавказской армии камергера Голубева Л.В. в адрес Главного управления Красного Креста («25 июня в 9 час 35 мин…») говорят о 25 июня 1916 г.»

Вот в том то и дело, что неприятель потопил подводными лодками на коммуникационной линии Приморского фронта только госпитальные суда и ни одного транспорта, полтора года обслуживавших эту коммуникационную линию.

Если бы неприятель потопил подводными лодками хотя бы один транспорт Батумского отряда, он имел бы некоторое моральное основание заподозрить нас, что мы пользуемся госпитальным судном для перевозки военной контрабанды. Но он не потопил ни одного транспорта отряда и потому высказывать такое подозрение противник не имеет никаких оснований.

На обвинение, что «Португаль» перевозил военную контрабанду, отвечаю: какой же смысл был отправлять военное снаряжение и снабжение Приморского фронта на госпитальном судне, когда гораздо вернее, надежнее и безопаснее было делать это на транспортах отряда, ибо ни один транспорт потоплен не был?

Б. начальник Батумского отряда судов Черноморского Флота контр-адмирал М. Римский-Корсаков.

«Морской Журнал». Ежемесячник. Издание Кают-компании в Праге. №42(3) июнь 1931, стр. 7-10.

 

Михаил Михайлович Римский-Корсаков (25.02.1872 – 14.02.1950, Копенгаген)

Окончил Морское Училище (1890), Артиллерийский офицерский класс (1897) и гидрографическое отделение Николаевской Морской академии (1900, с занесением на мраморную доску). Участвовал в походе в Китай 1900–1901. За отличия при обороне Порт-Артура (27.01–20.12.1904) награжден орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (14.03.1904). «Офицером высшего оклада» служил в Морском Генеральном Штабе (1906–1908 и 1909–1910). Командовал яхтой «Стрела» (1908–1909), учебным судном «Верный» (1911–1912) и эсминцем «Лейтенантъ Зацаренный» (1912–1913). Незадолго до Великой войны назначен военно-морским агентом в Германии (09.06.1914, одновременно в Голландии). С 22.06.1915 исполнял должность начальника Батумского отряда судов Черномоского флота. Начальник Отряда судов северо-западной части Черного моря (1916–1917). «За отличие в делах против неприятеля» удостоен ордена Св. Владимира 3-й степени с мечами (01.12.1915) Георгиевского оружия (5.07.1916).

Летом 1919 в Ревеле представителем русского командования состоял при французской военной миссии. По просьбе своего однокашника по Морскому училищу контр-адмирала Пилкина, поднимал на посыльном судне «Китобой» Андреевский флаг в день передачи корабля англичанами (19.06.1919).

Осенью того же года выехал в Крым, где назначен начальником штаба Черноморского флота. Контр-адмирал (произведен приказом Главкома ВСЮР генерал-лейтенанта Деникина 24.11.1919). С января 1920 занимал должность командира Николаевского порта. После ликвидации ВСЮР (11.05.1920) эвакуировался из Феодосии в Константинополь. В эмиграции в Югославии, затем в Дании. Проживал в Копенгагене, возглавлял местное объединение бывших русских морских офицеров. Похоронен на кладбище острова Амагер.

Источник: russianestonia.eu/index.php?title=Римский-Корсаков_Михаил_Михайлович  

 

К списку материалов раздела

© Федеральное казенное учреждение "Центральный военный клинический госпиталь им. П.В.Мандрыка" Министерства обороны РФ
г. Москва, ул. Большая Оленья, владение 8a.
Телефон: (499) 785-49-50. Электронная почта: cvkg_man@mil.ru
Соглашение на обработку персональных данных