Симоненко В.Б. д.м.н., Член-корреспондент РАН, генерал-майор медицинской службы.
Абашин В.Г., д.м.н. профессор, полковник медицинской службы запаса.
Александров А.С., д.м.н. доцент, полковник медицинской службы запаса.
Травин Н.О., д.м.н. доцент

Центральный военный клинический госпиталь имени П.В. Мандрыка Министерства Обороны Российской Федерации. 107014. Москва. Россия.

 

 «…женщине помогла выжить забота о
семье, беспокойство и страх за судьбу
детей. И они держались, жили вопреки
всем научным расчетам...»
М.И. Фролов, 2000 [1].

С началом Великой Отечественной войны и приближением фронта к Ленинграду состав и количество лечебных учреждений города существенно изменились. Часть учреждений была эвакуирована, а в большинстве оставшихся были развернуты военные госпитали.

Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 г. В осажденном городе оставалось 2,887 миллиона мирного населения, из них - более четырехсот тысяч детей.

На состояние здоровья подавляющего большинства ленинградцев- блокадников постоянно влияли три из основных факторов: «голод, холод и ежедневное психоэмоциональное напряжение от опасности для жизни. Эти факторы взаимно отягощали друг друга, усугубляя нарушения жизнедеятельности организма» [2].

Влияние основных компонентов блокады сказывалось не только на общем состоянии здоровья человека, но и на его физиологических функциях.

Помимо алиментарной дистрофии, авитаминозов и гипертонической болезни, у женщин репродуктивного возраста наблюдались нарушения менструальной функции. Наиболее распространенным проявлением этих нарушений была аменорея. Зимой 1941 г. около 80–90% женщин страдали этим заболеванием [3]. Позднее появился и специфический термин этого заболевания - «аменорея военного времени». В это понятие включили голодную аменорею, аменорею от нервных потрясений и авитаминоза (особенно витамина С и витаминов группы В).  

«Аменорея военного времени». В результате психического стресса блокируется секреция ЛРФ (люлиберин) и соответственно тормозится секреция лютеинизирующего гормона; в отсутствие лютеинизирующего гормона и при нормальной секреции фоликулостимулирующего гормона фолликул не созревает. В матке отсутствуют циклические изменения и наступает аменорея.  

Впервые и наиболее полно «аменорея военного времени» была изучена во время блокады Ленинграда.

По мнению М.В. Черноруцкого, в патогенезе «аменореи военного времени» ведущая роль принадлежала психоэмоциональному фактору [4]. Не менее значимым патогенетическим фактором называли алиментарный фактор, причем, не только общую недостаточность ежедневного пищевого рациона по калорийности, но и биологическую неполноценность потребляемых пищевых продуктов [5].

«...Клинический синдром аменореи складывается из поражения яичников и, обусловленных нарушением яичниковой функции, изменений половых органов. Состояние полового аппарата представляет типичную (на большом материале), подчас, даже несколько однообразную картину тяжелой атрофии половых органов. Продукция слизистых желез преддверия влагалища понижена, отсюда - сухость слизистых, в других условиях почти не наблюдаемая. Отсутствие половой жизни у очень многих женщин, обусловливает подчас такое сужение входа во влагалище в связи с быстро нарастающими явлениями атрофии, что делается затруднительным гинекологическое обследование… Частой находкой у женщин детородного возраста является поражение слизистой оболочки влагалища петехиального характера, наблюдающееся в условиях мирного времени только у женщин, находящихся в глубокой менопаузе» [5].

При гинекологическом осмотре отмечалась потеря эластичности тканей, отсутствие вестибулярных и цервикальных выделений, сухость слизистой влагалища, ретроверзия (патологическое положение) матки вследствие потери ею эластичности и тонуса, более частое выпадение влагалища и матки и появление декубитальных язв. В некоторых случаях аменорея заканчивалась наступлением преждевременного климакса.

«… со второй половины 1942 года среди большинства женщин детородного возраста, страдавших длительной аменореей, участились случаи климактерического невроза, проявлявшегося приливами, чувством усиленного сердцебиения, головокружением, рвотой, болью в поясничной области и др. Многие из этих женщин, часто находились в депрессивном состоянии» [6].

При гистологических исследованиях в яичниках наблюдалась общая атрофия, исчезновение фолликулов, склероз сосудов и развитие соединительной ткани. В тяжелых случаях атрофия матки достигала 3-й степени.

Изменение влияния алиментарного и особенно психоэмоционального факторов прослеживалось на протяжении нескольких периодов блокады. Так, в начале блокады, в наиболее тяжелый ее период (зимой 1941-1942 гг.), «аменорея военного времени» была диагностирована более чем у 80-85% женщин репродуктивного возраста. К осени 1942 г. число страдающих аменореей сократилось до 64%. Весной 1943 г. аменореей страдали до 42% жительниц блокадного города, а к весне 1944 г. их число сократилось до 16% [7].  

Эту тенденцию некоторые исследователи связывают «…с улучшением питания и бытовых условий, снижением нервного напряжения и положительными эмоциями в ожидании снятия блокады» [8]. Данная тенденция подтверждается и тем, что летом 1944 г., число женщин, с аменореей составило лишь 6-8%.

Не исключено, что значительный рост числа случаев «аменореи военного времени» в первые месяцы блокады связан с фактором внезапности произошедшей катастрофы, а к 1944 г. наступила некоторая адаптация к стрессовым ситуациям и улучшилось снабжение населения города продуктами питания.

Справка Ленинградского городского отдела актов гражданского состояния о количестве смертей в Ленинграде в 1942 г. 4.02.1943 г. [33]  

  Количество населения Общее число умерших
Январь 1942 г.   2383853   101825 
Февраль   2322640  108029 
Март   2199234  98112 
Апрель   2058257  85541 
Май   1919115  53256 
Июнь  1717774  33785 
Июль  1302922  17743 
Август  870154  8988 
Сентябрь   701204  4697 
Октябрь   675447  3705 
Ноябрь   652872  3239 
Декабрь   641254  3496 
Общее число умерших    518416 
Январь 1943 г.   633127   
Население сократилось    на 1750726 

 

Таким образом, можно говорить о том, что «аменорея военного времени» у женщин репродуктивного возраста развивалась в результате совокупности причин: нарушения качества и количества питания, негативных психологических условий блокады в сочетании с тяжелым физическим трудом. Эти причины действовали по принципу синдрома взаимного отягощения [8]. 

Развитие «аменореи военного времени» привело к росту гинекологической патологии среди женщин детородного возраста - выявлен высокий процент тех, у кого имелись опущение или выпадение половых органов. Во второй половине 1942 г. частота данной патологии выросла с 2,0% (мирное время) до 14,2% [9]. При этом опущение стенок влагалища диагностировали у малорожавших и даже совсем не рожавших (у последних - в 4% всех случаев). Выпадение матки отмечено во много раз чаще, чем опущение, при этом оно сопровождалось значительным расстройством мочеиспускания и появлением обширных декубитальных язв на шейке матки, что было обусловлено дистрофией и авитаминозом и играло основную роль в этиопатогенезе опущений и выпадений гениталий [9].

Удивительно, но на фоне наличия у значительного числа женщин алиментарной дистрофии и нарушения менструальной функции («аменореи военного времени») у части женщин сохранялась репродуктивная функция. Согласно архивным документам, в 1942 г. родилось около 13500 блокадных детей, по разным данным от 13431 [10] до 13444 [8].  

Динамика рождаемости в блокадном Ленинграде в 1942 г. 

Год 1942
Источник «Ленинград в осаде» Сборник документов 1941 – 1944,
«Лики России», СПб, 1995. док. № 154, стр. 316 – 317
Месяц Родилось
всего  мертворожденными   живыми 
январь  4154  43  4111 
февраль  3080  60  3020 
март  1858  26  1832 
апрель  1149  32  1117 
май  982  22  960 
июнь  980  20  960 
июль  712  18  694 
август  410  404 
сентябрь  152  149 
октябрь  85  84 
ноябрь  37  36 
декабрь 78  77 
ВСЕГО  13677  233  13444 

Автор таблицы Евгения Ефимовна Куприянова. Информация с сайта help-in.ru/content/993/сравнительная-статистика...Ленинграде/105, (с дополнениями) [33] 

В 1943 г. число родившихся значительно сократилось, но в городе все равно родились 7177 детей [8, 11]. Эти данные практически совпадают с представленной ниже статистической таблицей. 

Динамика рождаемости в блокадном Ленинграде  

«От войны к миру: Ленинград 1944 – 1945» Сборник документов
СПб «Лики России», 2013 (док. № 129, стр. 301 – 302)  
Год  1939  1940  1942  1943  1944  1945 
Родились
живыми 
79411  66604  13444  7613  22565  43523 
Родились
мертвыми  
1838  1514  233  162  430  887 
Родилось
всего  
80249  68118  13677  7775  22995  44410 
детская
смертность от «0»
до «1 года»  
11578  13047  1080  3013  54884 
Вышли
живыми из
блокады 
68671  53557  6533  19552  38039 

Автор таблицы Евгения Ефимовна Куприянова. Информация с сайта help-in.ru/content/993/сравнительная-статистика...Ленинграде/105, (с дополнениями)  

Как же протекали беременность и роды в экстремальных условиях осажденного фронтового города?

Следует отметить, что с началом блокады города и эвакуацией населения (в основном стариков, женщин и детей) изменилось и число акушерско-гинекологических учреждений. По некоторым данным в октябре 1941 г. в городе было 15 родильных домов. К августу 1942 г. их число сократилось до 11, а к октябрю 1942 г. - до 6 [11].

В 1941 г. в родильных домах осажденного Ленинграда работало 164 врача и 693 медицинские сестры, которые оказали помощь 71578 беременным. Но уже в 1942 г. число врачей сократилось до 73, а среднего медицинского персонала – до 210. До 15718 человек уменьшилось и число женщин, получивших медицинскую помощь [12].

Характеризуя особенности работы акушерско-гинекологической клиники 1-го Ленинградского медицинского института им. И.П. Павлова, во время блокады Ленинграда профессор К.К. Скробанский отмечал, что более 80% от всех ведущих специалистов кафедры и клиники были призваны или ушли добровольцами в ряды Красной Армии.

Амбулаторно-поликлиническая помощь женщинам блокадного города оказывалась в акушерско-гинекологических кабинетах на предприятиях (их было 22) и в женских консультациях. В течение всей блокады женские консультации работали в каждом районе города. В 1942 г. общее число женских консультаций составляло 34, а в 1944 г. оно увеличилось до 59 [13].

В период блокады Ленинграда врачи акушеры-гинекологи отмечали значительный рост патологических состояний в течение беременности и родов.

Было отмечено увеличение числа поздних токсикозов беременных и, как следствие этого, увеличение числа тяжелой формы этого заболевания – эклампсии. Из особенностей течения «блокадной эклампсии» следует указать на ее раннее проявление (в 50% случаев – уже на 20-28-ой неделе беременности), наличие нормального артериального давления (в 35% случаев систолическое артериальное давление не превышало 130 мм рт. ст.), частое заболевание эклампсией повторнородящих (30%), тяжелое течение заболевания, сопровождавшееся высокой летальностью [14].

По отчетным данным, полученным из родильного дома № 2 («Родильный дом на Фурштатской») Дзержинского района, частота эклампсии в 1941-1942 гг. составила – 8,5%, а смертность при ней – 28,0%.

По данным сотрудников 1-го Ленинградского медицинского института (материалы получены из родильного дома № 1 им. К.Г. Видемана) и 2-го Ленинградского медицинского института (материалы родильного дома № 6 им. В.Ф. Снегирева), в указанный период блокады частота эклампсии составила 10-13%, а летальность от этого осложнения течения беременности достигала 30%. Это в 7,5 раз превышает число смертей от эклампсии, зарегистрированных в довоенное время (частота – до 0,5-0,75%, смертность при судорожной форме эклампсии колеблется в пределах от 3,5 до 5,4%) [14, 15].

Увеличение случаев патологического течения беременности напрямую связывали с алиментарной дистрофией и авитаминозом, которые клинически проявлялись у беременных женщин значительно раньше и в более выраженной степени, чем у небеременных [16].

Было отмечено, что даже в первой половине беременности появлялась пастозность конечностей и отеки (сочетание токсикоза и «голодных» отеков). В медицинских документах отмечалось, что: «Уже в ранние месяцы беременности лицо беременной женщины становится бледным и пастозным, появляется отечность на ногах. Беременные жалуются на утомляемость, слабость и раннюю порчу зубов. На коже появляются синие кровоподтеки от легкого давления… Со второй половины беременности отеки поражают больше половины всех беременных, иногда к ним присоединяется асцит» [17].

Кроме увеличения частоты поздних токсикозов возросло число случаев поздних выкидышей и преждевременных родов. Так, в 1941-1942 гг. было отмечено увеличение числа преждевременных родов до 53%, по сравнению с 7-8% в мирное время [18].

Постепенно, к 1943-44 гг., число преждевременных родов в блокадном Ленинграде снизилось. Так, в первом квартале 1943 г. таких родов было 20%, а в четвертом - уже 13,8% [19].

Консультант Военно-Санитарного управления, а с 1943 г. - главный гинеколог Ленинградского фронта профессор Григорий Моисеевич Шполянский (1884-1949) в статье «Беременность и авитаминозы» отмечает, что роды, в общем, протекали без значительных отклонений. Их продолжительность существенно не отличалась от нормы (они стали менее продолжительными), как не отличалось течение и послеродового периода. Частоты послеродовых кровотечений и увеличения количества теряемой крови, как можно было бы ожидать, тоже не отмечалось [16].

Главный акушер-гинеколог Ленинграда в 1942-43 гг. профессор Константин Николаевич Рабинович писал, что в первую половину 1942 г. число тяжелых осложнений при родах резко повысилось. Частота случаев эклампсии возросла по сравнению с 1940 г. в 4 раза. Резко увеличилось количество преждевременных родов, а длительность родового акта сократилась. Он связывал это с общим ухудшением состояния здоровья женщин в период блокады, недостаточной калорийностью питания, почти полным отсутствием витаминов [20].

Именно в этот тяжелый период до- и послеродовая заболеваемость повысилась с 0,2% в мирное время до 6,5% [18]. Более часто стали выявляться послеродовые осложнения – эндометриты, тромбофлебиты, аднекситы, септицемии, септикопиемии [3]. Все это требовало более длительного лечения рожениц и родильниц в больничных условиях. Обращало на себя внимание сравнительно малое число летальных случаев среди родильниц от септических осложнений. В процентном соотношении оно практически не изменилось (0,1-0,13% - в мирное время и 0,17% - в период блокады) [8].

По данным П.Ф. Гладких, в 1941-1944 гг. в Ленинграде ввиду акушерской патологии умерли 1311 рожениц, из них 1265 (96,4%) – за время полной блокады [11, 21]. В первый год блокады умирали, в среднем, 2,4% беременных, рожениц и родильниц [8, 11, 21].

В целом, по данным большинства исследователей и архивных материалов, материнская смертность от заболеваний и осложнений, связанных с беременностью или родами, превысила в блокадном городе аналогичные данные мирного времени более чем в 3 раза [22].

Анализируя родовспоможение и течение беременности и родов в первые 11 месяцев блокады (с июля 1941 г. по май 1942 г.), Константин Клементьевич Скробанский отмечал громадные трудности в оказании акушерской помощи: «Работа в темноте, подчас в неотапливаемых помещениях, при отсутствии водопровода и горячей воды, с недостаточным количеством белья, с большой нехваткой обслуживающего, особенно медицинского, персонала - все это требовало громадной затраты энергии от всех работников наших отделений».

«Часто не хватало хотя бы скудного освещения, теплой воды, наличия чистого белья. В условиях суровой зимы 1941-1942 годов было особенно трудно поддерживать надлежащую температуру в помещениях, предназначенных для ведения родов, чтобы согреть как обнаженную мать, так и новорожденного. Даже этих минимальных условий для акушерской работы многие отделения не могли иметь и для их создания медицинским работникам часто приходилось предпринимать героические усилия: согреть воду и помещение, осветить палату, дать женщине, только что родившей, горячую пищу» [12].

«Мы нередко обсуждаем доклады по чисто научным и организационным вопросам, внося в нашу работу не меньше энтузиазма, чем в условиях мирного времени. Это свидетельствует о крепости духа ленинградцев, об уверенности в нашей победе и о несомненности благоприятного исхода нашего правого дела» [23].

В 1943 г. в блокированном Ленинграде в момент артобстрела города успешно защитил докторскую диссертацию армейский гинеколог полковник медицинской службы Борис Сергеевич Песоченский. Были защищены кандидатские диссертации главврачом роддома им. К. Шредера Н.А. Смирновым и главврачом роддома им. проф. В.Ф. Снегирева Д.Ф. Глазом [24].

Среди захваченных у немцев документов обнаружены карты Ленинграда, на которых были отмечены важные объекты. В их числе – родильные дома, школы, ясли [3]. Институт охраны материнства и детства (Институт «МатМлада» - Педиатрический медицинский институт) значился как «объект № 708» [25]. Под номером «90» числилась детская больница им. К.А. Раухфуса, а под номером «102» – «1-й Ленинградский медицинский институт им. академика И.П. Павлова» [26].

На протяжении всего периода блокады Ленинграда сохранялся высокий процент рождаемости недоношенных детей. Одним из определяющих критериев доношенности являлся вес младенца при рождении, составляющий по нормам не менее 2500 г. В мирное время средний вес младенцев составляет 3200 г у мальчиков и 3000 г у девочек; средняя длина тела при рождении - 50 см.

Неблагоприятные условия жизни и быта сказались на физическом развитии плодов. С сентября 1941 г. по январь 1944 г. у женщин блокадного города рождались дети с малой массой тела и небольшим ростом. Согласно данным медицинских отчетов, уже в первом полугодии 1942 г. до 60% детей весили менее 2500 г, и только 40% - до 2900 г [27]. По сравнению с 1940 г., рост новорожденных уменьшился на 2 см, окружность головы и груди – почти на 1,5 см [11, 21].

Была отмечена прямая зависимость рождения недоношенных детей от характера питания и выраженности нервно-психологической нагрузки для будущей матери. Уменьшение веса новорожденных было связано с пищевым истощением и полиавитаминозом беременных блокадного города.

В 1943 г., когда условия жизни несколько улучшились, из 7600 детей, родившихся живыми, число недоношенных составило 1090 (14,3%) [28]. Но даже после снятия блокады Ленинграда в январе 1944 г. и значительного улучшения питания населения, показатели массы тела и роста новорожденных детей не достигали уровня довоенного времени, оставаясь низкими и в 1944 г., и в 1945 г. [3].

Высокая частота рождаемости недоношенных детей в блокадном Ленинграде оказывала влияние не только на рост смертности в грудном возрасте, но и на увеличение числа пороков развития, геморрагических осложнений, гипоксии, расстройств дыхания, желтух, гипогликемии и другой патологии у новорожденных.

При недостаточном питании недоношенные дети блокадного периода легко впадали в состояние гипотрофии. Их отличала повышенная заболеваемость, они чаще умирали. В 1941 г. от врожденной слабости и недоношенности умер 861 ребенок, в 1942 г. - 2283. В 1943 г. по этой причине умерли 200 детей [8].

В период блокады Ленинграда была отмечена значительная частота родов на дому. При изучении этого явления выяснилось, что, наряду с общими причинами (одиночество, затруднение транспортировки рожениц и т.д.) не последнюю роль играл и тот факт, что у страдающих дистрофией и авитаминозом рожениц отмечались быстрые, а иногда стремительные роды. Именно поэтому в Ленинграде со второй половины 1942 г. стали широко практиковать профилактическую (до предполагаемого срока родов) госпитализацию беременных, ослабленных голодом [8].

Самый тяжелый период блокады (зима 1941-42 гг.) был пройден. Проблемы нехватки продовольствия постепенно решались (в т.ч. и за счет личных огородов и подсобных хозяйств на предприятиях). Но вопросы снабжения города продовольствием вызывали огромные трудности. 

 
Зав. кафедрой 1 ЛМИ
акушерства и
гинекологии профессор
Скробанский Константин
Клементьевич 
Главный акушер-гинеколог
Ленинграда в 1942-43 гг.
профессор Константин
Николаевич Рабинович
(1882-1964)  
   
Главный гинеколог
Ленинградского фронта
профессор Шполянский
Григорий Моисеевич (1884-1949) 
Главный гинеколог
Ленинградского военного округа
профессор Песоченский Борис
Сергеевич (1898–1948) 

С целью рационального использования пищевых продуктов для беременных и детей с июня 1942 г. при Ленгорздравотделе был создан совет по питанию (председатели детской секции профессор Юлия Ароновна Менделева и профессор Александр Фёдорович Тур). Учёные Педиатрического института разработали особые режимы питания детей, рецептуру блюд из различных заменителей и веществ, ранее не применявшихся для детского питания (из сои, восстановленного растительного масла из олифы, хвои, дрожжевой суп и другие).   

 
Профессор
Юлия Ароновна Менделева 
Дети блокады 

 

 

«Но встречный - в одеяльце голубом,
Мальчишечка грудной, само здоровье,
Хотя не женским, даже не коровьем,
А соевым он вскормлен молоком…».

Вера Инбер, «Пулковский меридиан».  

 

В середине 1942 г. Горком партии принял решение, на основании которого с июля были введены дополнительные нормы питания для беременных женщин (начиная с 6-го месяца беременности и в течение 2-х месяцев после родов) [3].

Согласно этому решению, беременные ежедневно получали по 500 г молока или кефира. В суточный рацион каждой из них входили: 87 г крупы, 60 г мясных изделий, 40 г сахара, 40 г жира, 40 г сгущенного молока, 600 г хлеба. Общая энергетическая ценность такого питания достигала 2357,9 ккал. Дополнительно выдавались витамины С и B1 (в интересах матери), A и E (в интересах плода) [8, 29].

Улучшилось питание беременных и родильниц в стационарах. В Родильном доме № 2 на Фурштатской меню для пациенток к концу 1942 г. составляло:

  • 27.12.1942. Завтрак (он практически не менялся): масло сливочное (10 г), сыр (37 г), каша пшённая, хлеб, кофе. Обед: суп гороховый на мясном бульоне, отварное мясо с пшённой кашей, кофе. Ужин: каша рисовая, компот.
  • 28.12.1942. Обед: суп овсяный, пшённая запеканка, компот.
  • 29.12.1942. Обед: щи кислые вегетарианские, рыба с кашей, компот из сухофруктов [30].

Для нужд Педиатрического института и больных детей Ю.А. Менделевой было организовано подсобное хозяйство. Там, сменяя друг друга, работали преподаватели и студенты. За период с 1941 по 1943 гг. это хозяйство дало 918 тонн овощей. Более того, усилиями Ю.А. Менделевой в 1942 г. была даже организована молочная ферма, которая до конца года дала 812 литров молока, а уже в следующем 1943 г. - 12 000 литров.

Во время блокады, во многих родильных домах города и родильных отделениях институтских клиник были развернуты военные госпитали.

Согласно данным статистики, число родов в осажденном городе в 1942 году сократилось в 7,9 раз, по сравнению с 1940 годом, а в 1943 году – в 10,4 раза [31]. В связи с этим в 1942-1943 гг. в Ленинграде произошло уменьшение числа родильных домов. Вследствие снижения числа родов в первые годы блокады число родильных коек было сокращено с 2986 до 1467 в 1941 г. В 1942 г. их число составило всего 385 [3].

Начиная с 1943 г., в шести оставшихся родильных домах коечный фонд стал увеличиваться и к концу года число коек достигло 810. С 1944 г. отмечен ощутимый рост рождаемости: в I квартале – 4153 родов, во II – 4218, в III – 6171. Несмотря на то, что число роддомов осталось прежним, в 1944 г. коечный фонд в них увеличивается до 1350 (125 родовых, 1080 послеродовых, 195 для патологии беременных, 75 для госпитализации беременных с повышенной температурой) [32].

Родильный дом № 2 продолжал работать как родовспомогательное учреждение. В этот период в родильном доме работали 16 врачей и 35 медсестёр. Только в 1942 г. в РД № 2 было принято 990 новорожденных из 13677 рожденных в этот год в блокадном Ленинграде. Несмотря на то, что больше половины из них рождались недоношенными, почти все выжили, благодаря заботе персонала роддома [14].

«7 августа 1942 года. На Фурштатской развернуто 159 терапевтических и 20 акушерских коек. Сюда направляли больных из поликлиники и доставляли тяжёлых, подобранных на улице. В родильное отделение за 1942 год поступили 1152 беременные, из них разрешилась 991».

«В детском отделении 75 кроватей. Палаты светлые и чистые. Паровое отопление заменили временными печами, температуру поддерживали 20-22 С 0 , в материнской палате значительно холоднее».

«1943-й. Родильный дом дважды едва не превратился в груду кирпичей. Сначала во время налёта попала фугасная авиабомба. Разрушились две палаты и операционные, пострадали 7 человек. Второй раз при артобстреле воздушной волной и осколками снаряда выбило 128 рам, покорёжило наружные стены. Чудо, что обошлось без жертв».

16 апреля 1943 г. в результате прямого попадания бомбы две палаты и операционная родильного дома № 2 были разрушены, однако роддом был восстановлен в рекордно короткие сроки [14].

 

Родильный дом №2, «Роддом на Фурштатской» 
«1944-й. Врачи снова стали вести санитарно-просветительскую работу, в роддоме выходила стенгазета по уходу за новорожденными, открылась библиотека с популярной литературой на эту тему».

Над памятью время не властно.
Блокадным дням не забыться,
Должны сегодня на здании
Надписи появиться.

Чтобы читали потомки,
слова незабвенные эти:
"Граждане, здесь на Фурштатской,
В блокаду рождались дети!"

С сайта: www.topspb.tv/programs/v12179/s4141/ 

Авиабомба разрушила роддом № 1 им. К.Г. Видемана на Васильевском острове, где было много жертв, в том числе и среди медицинского персонала [14].

Продолжали работать клиники Педиатрического медицинского института на Выборгской стороне. Его директор профессор Ю.А. Менделева (одновременно и заведующая Кафедрой социальной гигиены женщины и ребёнка) докладывала члену Военного Совета Ленинградского фронта А.А. Жданову: «Для института в эту ночь обстановка была более чем напряженная; в отделениях развернуто 650 коек, заполненных тяжелобольными и роженицами. В ночь с 23 на 24 мая 1942 года в акушерской клинике находилось более 40 рожениц, из них 3 родили во время обстрела».

На 08-30 июля 1942 г. в Ленинграде, г. Кронштадте, г. Колпино количество населения составляет 807288 человек. Из них: 662361 взрослых и 144927 детей (21,88%) [34].

По Ленинграду: всего 775364 человек; взрослых 640750 и детей до 16 лет 134614 (17,36%).

По г. Кронштадту: всего 9566 человек; взрослых 7653 и детей до 16 лет 1913 (20%).

По г. Колпино: всего 4417 человек; взрослых 4145 и детей до 16 лет 272 (6,16%).

Дети, находящиеся на гособеспечении – 8128 (5,61%). Из них: 

  • в детских домах 2867 (35,27%); 
  • в больницах 2262 (27,83%); 
  • в приемниках 475 (5,84%); 
  • в домах малютки 1080 (13,29%); 
  • ремесленников 1444 (17,77%).

Блокада Ленинграда стала одной из наиболее драматических страниц не только в истории Великой Отечественной войны, но и во всей мировой военной истории. Героическая оборона города явилась образцом беспрецедентной человеческой стойкости, героизма, мужества.

Блокада оказала существенное негативное влияние на репродуктивное здоровье женщин, что повлекло за собой появление нового заболевания «аменореи военного времени», увеличению случаев патологии беременности и родов. Голод стал причиной нарушения внутриутробного развития плодов, гипотрофии, нарушения адаптации и выживаемость новорожденных.

Но, несмотря на огромные трудности, Ленинград продолжал работать, бороться и жить. Женщины рожали и воспитывали детей…   

 

  Медсестры укладывают 
новорожденных в кроватки в детской 
комнате роддома 
им. проф. В.Ф. Снегирева.
1942 г., Ленинград.
Врач-консультант Л.Г. Мыскова со
спящими новорожденными детьми в
детских яслях № 248 Свердловского
района. 1942 г., Ленинград 
 

 

Литература и источники:

1. Фролов М.И. В блокадном Ленинграде умереть должны были все. // Военно-исторический журнал. 2000, №6. С. 86.

2. Симоненко В.Б., Магаева С.В., Симоненко М.Г., Пахомова Ю.В. Ленинградская блокада. Медицинские проблемы – ретроспектива и современность. М., 2003. С. 22.

3. Хромов Б.М., Свешников А.В. Здравоохранение Ленинграда. Краткий исторический очерк. Л., 1969. С. 81.

4. Черноруцкий М.В. Алиментарная дистрофия у взрослых. Этиология и патогенез // Алиментарная дистрофия в блокированном Ленинграде / Под ред. М.В. Черноруцкого. Л., 1947. С. 45.

5. Гуревич Е.Е. К вопросу о клинике и патогенезе аменореи. Сборник работ ленинградского акушерско-гинекологического общества за время войны и блокады / Под ред. проф. К.К. Скробанского. Л., 1945. С.15-16.

6. Полиектова Л.М. Особенности течения некоторых гинекологических заболеваний в период войны и блокады Ленинграда. Сборник работ членов ленинградского акушерско-гинекологического общества за время войны и блокады / Под ред. проф. К.К.Скробанского. 1945. С.59.

7. Тульский И.В., Багров Г.И. Блокадный синдром Рачкова. СПб., 2006. С. 74.

8. Скрябина Е.О. Проблема материнства и детства в период блокады Ленинграда (1941-1944 гг.): историко-медицинский аспект. Диссертация К.м.н. СПб, 2008, 147 стр.

9. Мухина Е.П. Опущения и выпадения гениталий у женщин за период блокады Ленинграда. // Сборник работ ленинградского акушерско-гинекологического общества за время войны и блокады. Л., 1945. С. 69.

10. Центральный Государственный Архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Ф.4965, Оп. 1, Д.136, Л.41.

11. Гладких П. Ф. Здравоохранение блокированного Ленинграда. – Л.: Медицина, 1980. – 248 с., ил.

12. Скробанский К.К. Родовспоможение и течение беременности иродов в первые 11 месяцев блокады. // Сборник работ ленинградского акушерско-гинекологического общества за время войны и блокады. Л., 1945. С. 94-97.

13. Центральный Государственный Архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Ф. 9156, Оп. 4, Д. 84, Л. 63.

14. Акушеры-гинекологи Санкт-Петербурга (наука в лицах). 1703-2003 / Под ред. Э.К. Айламазяна, Ю.В. Цвелева. - СПб.: ООО «Издательство Н-Л», 2003. – 240 с.

15. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193, Оп. 1-1, Д. 485, Л. 4.

16. Шполянский Г.М. Беременность и авитаминозы. // Сборник работ ленинградского акушерско-гинекологического общества за время войны и блокады. Л., 1945. С.25.

17. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193, Оп. 1-1, Д. 512, Л. 6.

18. Алипов В.И. Акушеры-гинекологи в период блокады Ленинграда. // Акушерство и гинекология, 1975, №5.- С. 6-7.

19. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193, Оп. 1. Д. 493. Л.5.

20. Рабинович К.Н. Беременность, роды и послеродовый период в условиях блокады Ленинграда. // Сборник работ членов ленинградского акушерско-гинекологического общества за время войны и блокады / Под ред. проф. К.К.Скробанского. 1945. С.59.

21. Гладких П.Ф. Охрана материнства в блокированном Ленинграде. // Педиатрия. 1968. № 4.

22. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193, Оп. 1-1, Д. 487, Л. 17.

23. Скробанский К.К.. Работа ленинградских акушеров за 25 лет существования советской медицины./ Сборник работ членов Ленинградского акушерско-гинекологического общества. Л., 1943, вып.1, с 122.

24. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193, Оп. 1-1, Д. 495, Л. 10.

25. Государственный Мемориальный Музей Обороны и Блокады Ленинграда. Рукописный Документальный Фонд (ГММОБЛ РДФ). Оп. 1, Д. 217, Лл. 29, 30.

26. Рубинштейн Б.В. Кружки на вражеской карте. В кн.: Медики и блокада: Взгляд сквозь годы. Воспоминания, фрагменты дневников, свидетельства очевидцев, документальные материалы. Книга II. СПб., 1997. С. 167.

27. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193. Оп. 1. Д. 542. Л. 25.

28. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193. Оп. 1. Д. 493. Л. 7.

29. Центральный Государственный Архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Ф. 4965, Оп. 1, Д. 4739, Л. 2.

30. Рожденные в осаде. В блокадном Ленинграде заботились о беременных. Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8 19/02/2014

31. Центральный Государственный Архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Ф. 9156, Оп. 7, Д. 32, Лл. 127-128.

32. Центральный Государственный Архив Научно-технической документации (ЦГА НТД) СПб, Ф. 193, Оп. 1-1, Д. 493. Л. 2.

33. Центральный Государственный Архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Ф. 4904. Оп. 1. Д. 7. Л. 21. Справка Ленинградского городского отдела актов гражданского состояния о количестве смертей в Ленинграде в 1942 г.

34. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга ЦГАИПД СПб. Ф.24. Оп.2в. Д.5867. Л.45-46. «Справка о численности населения городов Ленинграда, Кронштадта и Колпино».

 

К списку материалов раздела

 

   

© Федеральное казенное учреждение "Центральный военный клинический госпиталь им. П.В.Мандрыка" Министерства обороны РФ
г. Москва, ул. Большая Оленья, владение 8a.
Телефон: (499) 785-49-50. Электронная почта: cvkg_man@mil.ru
Соглашение на обработку персональных данных